Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Статья О. Кодур-оола о героизме тувинца-добровольца Салчака Тоютчука

Недавно мне посчастливилось побывать в Ровно, в освобождении которого участвовали тувинские добровольцы. Прибыв в этот один из красивейших городов, я собрал интересные материалы о геройских подвигах тувинцев-добровольцев.
[…] Кроме водителя, в голубой «Волге» нас было трое: командир разведзвода 31-го Гвардейского кавалерийского полка Иван Тимофеевич Кузнецов, заместитель командира полка по тылу Николай Мелентьевич Клименко и я.
В этот раз мы решили побывать в с. Панталия, близ г. Дубно. В этом селе под жестокими пытками погиб захваченный немцами Салчак Тоютчук из Каа-Хема. Правительству и партии Тувинской Народной Республики об этом стало известно из письма Попова Ефима Абрамовича, командира 31-го Гвардейского кавалерийского полка. В письме упоминался житель села некий Рачко. По дороге мы предложили, что возможно Рачко, ставший невольным свидетелем допроса Салчака Тоютчука, до сих пор жив […] Примерно через 30 км. Иван Тимофеевич вспомнил, как зимой 1943-1944 гг. вместе с Оюн Билчиир-оолом прибыл в Туву. «Тува – страна голубых рек, удивительный красоты место. А сами тувинцы очень гостеприимный народ. Тогда я побывал в Каа-Хемском, Бий-Хемском, Тандинском районах. Эти дни навсегда останутся в моей памяти» — сказал он, и о чем-то глубоко задумался.
— Между Ровно и Дубно около 60 км. – начал рассказывать Николай Мелентьевич – тогда, в 1944 г., этот путь мы шли несколько дней. Геройски сражаясь с фашистами, мы всю дорогу их били, сметая словно метлой.
Иван Тимофеевич, выпустив из окна машины дым сигареты, сказал: «Не выразить словами храбрость и героизм тувинских добровольцев. Особенно запомнились 10 девушек-тувинок. Их храбрость, меткость в стрельбе удивляла всех бойцов. В этом они даже превосходили некоторых мужчин. Да-а очень храбрый народ […]».
Разговаривая между собой, мы не заметили, как прибыли к. с. Панталия […] Обойдя несколько домов, мы решили прекратить поиски. На все расспросы был один ответ:
-Рачин, Рачинец, Рачкин […] вроде бы есть, а вот Рачко – нет, не помню, не знаю […]
На обратном пути нам встретился один старик. Мы задали ему свой вопрос. Немного подумав, он сказал:
-Да, жил в этом селе один Рачко. Я слышал, что в его доме немцы после долгих пыток застрелили человека неизвестной национальности. Уже после я узнал, что это был тувинец. Рачко, еще вроде бы рассказывал сельчанам, что немцы заставляли этого тувинца передать своим по немецкому радио, чтобы сдавались. Тот отказался. Тогда немцы жестоко его избили, а их офицер, не выдержав упрямства, застрелил его из пистолета. Об этом каждый знает […]

ГА РТ: Газета «Тыванын аныяктары», № 106 от 03.09.1967 г. (Перевод с тувинского).