БУДДИЙСКИЕ МОНАСТЫРИ В ТУВЕ ДО НАЧАЛА XX ВЕКА.

Возникший еще в VI веке до нашей эры буддизм – одна из древнейших религий мира. Его отличительной особенностью является — упор на философскую концепцию познания самого себя. И для того, чтобы достичь определенных результатов буддисты изначально уходят в никуда, «…бродя по бескрайним дорогам Азии, они жили на пожертвования от населения». Так, постепенно зарождаются монастыри как институт, предназначенный для конфессиональных нужд монахов, их тренинга, но довольно скоро расширили сферу своих функций. Монастыри на территории Тувы являются одним из неотъемлемых составляющих материальной культуры тувинцев. Первые буддийские монастыри тувинцев представляли собой комплексы соответствующим образом обустроенных юрт, кочевавших вместе с родами их владельцев-лам или феодалов. Первый монастырь, построенный в виде архитектурного сооружения, это Эрзинский (Кыргызский) основан в 1722 году, а Самагалтайский — в 1773 году. И уже ко второй половине XIX века, по свидетельству М.В Монгуш, «хурээ имелись в каждом тувинском кожууне». Судя по сохранившимся сведениям, архитектура большинства тувинских монастырей отражала влияние традиций китайского церковного зодчества. Здесь был освоен распространенный стиль с системой пирамидально расположенных одна над другой черепичных крыш с приподнятыми углами. В своих путевых заметках П.Н Крылов, описывая небольшой монастырь, находившийся в долине реки Элегест, отмечал, что «здания хурээ деревянные, архитектуры – напоминающей китайскую. Стены храма разрисованы изображениями драконов». Примечательным является тот факт, что монастыри на территории Тувы, возникнув в середине XVIII века, к началу XX века выполняли различные общекультурные функции. Они являлись крупными торговыми центрами. Из краеведческих работ В.П. Ермолаева интересно отметить то обстоятельство, что «в Туве как и в Монголии, торговыми центрами были ламские монастыри—хурээ. В этих хурээ производилась постоянная купля—продажа. Периодически монастыри устраивали нечто вроде ярмарки, где не только шел торг в большом масштабе, но и происходили суды. Должников и воров судили здесь одинаково, последним лишь больше перепадало палочных ударов да ремней по щекам. С вора брали за краденое его имущество, с должника тоже. Монастыри были широким каналом, через который систематически вливались в Туву китайские товары, т.е. была развита монастырская торговля. Буддийские пастыри, специализировались на этой торговле, и она служила для них важным источником обогащения. Например, у Верхне-Чадаанского хурээ было 4 чыза (монастырское хозяйство, источник обогащения ламства и монастырей), из них в самом крупном содержалось более 300 лошадей, 60 коров и свыше 700 голов мелкого рогатого скота. Хурээ вел большую торговлю, но покупал у китайцев чай, далембу (ткань), табак и перепродавал их аратам по весьма высоким ценам. Как отмечал Р. Кабо: «…Это одновременно и коммерческое предприятие, соединяющее в себе торговую контору и кредитное учреждение, обросшее в зависимости от оборотов и влияния торговыми складами, стадами крупного и мелкого скота, табунами лошадей, связанное торговыми делами с китайскими фирмами». Крупные монастыри в целях пополнения казны практиковали ростовщичество – заем денег населению под проценты. В 1900-х годах Верхнечаданский хурээ, выдав под проценты 627 рублей, обратно получил 1103 рубля. А скупленные у аратов скот и пушнину монастыри продавали в Монголии. Также монастыри в традиционном тувинском обществе являлись центрами народной медицины. По словам М.В. Монгуш, вместе с ламаизмом в Туву проникли элементы тибетской медицины. И именно монастыри стали плацдармом распространения народных знаний. Ведь именно здесь находились народные лекари. Каждый тувинский монастырь имел своего эмчи – монастырского лекаря, в той или иной мере знакомого с тибетской медициной. «Искусство врачевания поставлено у лам на эмпирическую почву, причем лекарства берутся из всех царств природы, особенно же из царства растительного». Буддийские монастыри были центрами просвещения в Туве до начала XX в. По мнению Т.Б Будегечи, «тувинцы изначально были грамотными». Они знали древнетюркские рунические письмена, которые напоминают, по мнению ученой, петроглифы. ВXVIII в. тувинцы знакомятся со старомонгольской и тибетской грамотой. В период господства Маньчжурской династии, «часть тувинцев владели этой грамотой, и среди них стали появляться собственные писцы – бижээчи». В буддийские монастыри Тувы, так же как в Тибете и Монголии, принимали мальчиков 7-10 лет, которые принимали первоначальные обеты. Состоятельные люди старались дать образование и детям: отправляли их в Монголию, отдавали в школы при монастырях – хурээ, порой приглашали учителей на дом – юрту. Стремились к овладению письмом и бедные араты. По воспоминаниям пожилых людей, многие даже батрачили в хозяйстве у какого-нибудь чиновника в качестве платы за обучение. В монастырях, мальчики, пройдя начальный курс обучения, становились настоящими монахами, принявшими все обеты. Очень многие или до наступления этой важной минуты, или после покидали монастыри, начинали жить в миру, имели семьи и часто в жизни ничем не отличались от мирян. Молодой монах или удовлетворялся своим обязательным образованием, или же учился дальше, шёл в одну из монастырских школ на какой-либо религиозный факультет и отдавал много лет жизни изучению буддизма. Буддийские монастыри являлись центром, где практиковали народную медицину. При этом можно с уверенностью утверждать, что тувинские ламы обладали достаточно хорошими знаниями и применяли их на практике. Об этом свидетельствует такой факт, что тувинские ламы-лекари из-за «…труднодоступности привозного сырья сами расширяли и обогащали арсенал лекарственных средств, придавали народной медицине черты определенной самостоятельности и обуславливали формирование тувинского варианта тибетской медицины». Наиболее действенными средствами признаются растения Индии, Тибета и Китая. Из Китая, например, завозились ягоды китайского лимонника («чимис-кыдат»). Это лекарство применяли в виде порошков или настоев от многих внутренних болезней («хорег аарыг»): при туберкулезе, бронхиальной астме, бронхитах, а также при малокровии и переутомлении. Но при этом нельзя утверждать, что все лекарства были привозными. Как отмечает М.В Монгуш, «при распространении медицины из Тибета в Монголию, Бурятию и Туву происходила замена индийского, китайского и тибетского сырья лекарственными растениями местной флоры». Заготовленные лекарства ламы хранили «в большом ящике, напоминавшем дорожный чемодан, который был разбит на клеточки, пять в ширину, двенадцать в длину». Таким образом, в Туве до начала XX века роль буддийских монастырей была достаточно высокой. Они были торговыми центрами, при них образовывались школы, развивалась народная медицина. Для маленькой республики, входившей в составе Цинской династии Китая, которым было все равно, а может даже и не выгодно, развитие столь важных атрибутов жизни, как образование и медицина (пусть даже и народная) монастыри были единственным многофункциональным центром. Немаловажную роль монастыри играют в настоящее время. Они являются центрами буддизма, своеобразными памятниками культуры китайского образца. Сегодня здания монастырей и хурээ своим величавым видом украшают архитектурный вид г. Кызыла и районов республики. Подобно им построены здания различных учреждений в городе Кызыле. Например, здания Национального театра РТ и Центра Тувинской традиционной культуры и ремесел, построенный в 2012 году и т.д. Ярким событием в истории Тувы стала реконструкция одного из крупнейших храмовых комплексов, на восстановление которого каждый год проводится международный фестиваль живой музыки и веры «Устуу-Хурээ».

Чыргалан С. Ю., Айыжы Е.В.
ФГБОУ ВПО «Тувинский государственный университет».

ИСТОЧНИК:
Конференция «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТНОЭКОЛОГИЧЕСКИХ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ НАРОДОВ САЯНО-АЛТАЯ» г. Кызыл, 26-30 июня 2014 г.
Материалы II международной научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов, посвященной 100-летию единения России и Тувы и в рамках реализации мероприятий Программы развития деятельности студенческих объединений.

Литература:
1.Будегечи Т.Б. – Художественное наследие тувинцев – М.,1995. С.126.
2.Ермолаев В.П. – краевед и писатель: Избранные работы//Сост. А.О. Дыртык-оол. – Кызыл: УПК «Аныяк», 2012. – С.3.
3.http://phototravelguide.ru/cerkov-hram-sobor/10-buddijskih-m..
4.http://www.legendtour.ru/rus/mongolia/informations/monastery..
5.Кабо Р. Очерки истории и экономики Тувы. – С. 78.
6.Крылов П.Н. Путевые записки об Урянхайской земле. – СПб.,1903. – С.40.
7.Монгуш М.В. История буддизма в Туве. – Новосибирск, «Наука» 2001.- С.45.
8.Монгуш М.В. – Ламаизм в Туве – Кызыл,1992. С.109. 9.ЦГА РТ, ф.115, о.1, д.201, л.25.

TOP